Иисус Христос суперзвезда

Иисус Христос суперзвезда, Театр Моссовета 17.08.2015

Рецензия на постановку Моссовета от 17 августа 2015 года. Автор - Ярослава Булгакова. Всегда интересно почитать ещё одно мнение о том, что много раз видел и знаешь, в общем-то, неплохо. И удивиться тому, что кто-то может найти чего-то такое, чего ты сам не заметил.

При просмотре музыкального спектакля «Иисус-Христос - Суперзвезда» Павла Хомского обращает внимание отчетливо выраженный акцент на человечность природы Главного героя. При этом неизбежно уменьшается его Божественная составляющая. Возникает вопрос – не становится ли в этом случае позиция режиссера близка позиции Пилата в исполнении А. Яцко – чиновника, обеими ногами стоящего на плоскости реальности без Веры? Впечатление это укрепляется гуманизмом и мягкой лиричностью исполнения В. Анохина, и взаимоотношениями героев спектакля, спетыми И. Климовой и В. Яременко (Магдалина и Иуда), и, безусловно, окончанием спектакля.

В ходе постановки возникают устойчивые аналогии с романом «Мастер и Маргарита». Думается почему-то, что параллели концепций обусловлены не только общностью тематики, но и местом расположения театра – рядом с домом-музеем автора знаменитого романа.

Незримое присутствие Михаила Афанасьевича вполне ощутимо в образе Иуды. Вопрос – «Кто он?» – Ревнивый к славе и женщине друг? Или Любящий больше всех вообще трудноразрешим. Из всех слышанных мною версий, а их немало, спектакль театра Моссовета наиболее отчетливо подчеркнул общность партий Иуды и Магдалины – не только словесную, но и музыкальную. – Что, кстати, обусловлено и сменой последовательности партий героев по сравнению с традиционным подходом. При этом возникает устойчивое впечатление, что Иуда, возможно, единственный, кто способен на этот подвиг служения, избавившись от непростых личных переживаний . Тот, кто помогал свершиться пророчествам, вопреки соблазну желанной светлой славы, получающий вместо нее вечный позор проклятия. И это – еще одна интересная аналогия. В ней становится очевидным общность партий Иисуса и Иуды. В обеих - сомнение в выборе, осознание тяжести пути, просьба о разрешении этого сомнения Высшей силой и, наконец, сознательный и самостоятельный выбор.

Партия Иуды энергична по музыкальному замыслу композитора. Энергетика ее в исполнении Яременко становится почти невероятной. Это сильнее смещает фокус происходящего перед зрителем на человечность – и плохую, и хорошую – сценических отношений героев. И перед нами оказываются две личности, стоящие перед Выбором. - Повесть о том, как и кому пожертвовать собой..
М.А. снова вспоминается, когда перед финальной сценой Иуда приходит петь с петлей на шее – как Фрида со своим платком. Окончание спектакля для Иуды напоминает о Мастере, заслужившем не свет, но покой.

Велика ответственность авторов, впечатления от произведений которых полагаются на внутреннюю природу человека по другую стороны сцены. Постановка, безусловно, впечатляет. Талант режиссера и исполнителей ставит перед смотрящим спектакль множество вопросов. Что ж.. Ищите ответ )

Powered by GetSimple