Иисус Христос суперзвезда

Иисус Христос суперзвезда, Театр Моссовета 31.07.2015

Прекрасную рецензию на моссоветовскую постановку "Иисус Христос суперзвезда" написала пользователь ЖЖ bertran01. Привожу её тут целиком и не могу не восхититься - есть ведь ещё женщины в русских селеньях! :)

Уже писала о появлении у меня традиции: каждый год я закрываю очередной театральный сезон этим спектаклем. ИХС в 2015 году в моей театральной истории – третий.

Спектакль замечательный (иначе я не стала бы его раз за разом повторять; конечно, Моссовета закрывает сезоны одним из последних… но в тамошнем репертуаре у меня еще много ни разу не просмотренного).
И в то же время спектакль уже очень старый, и у него, как у всех старых и при этом многонаселенных спектаклей одна беда: он «развинчивается». Вот этот винтик-стержень, на который постановка «насажена» чуть болтается «по резьбе», за счет чего снижается изначальная сила и энергетика, в спектакль заложенная…
Случайный зритель (а зал аншлаговый) этого не замечает: музыка, вокал… да и сама история держат внимание. Тем, кто смотрит ИХС постоянно, тоже ситуация не бросается в глаза (как не замечают родители ежедневного роста ребенка): это крохотное «разбалтывание» усиливается раз за разом, но по микронам набираются полновесные метры.
А тут – приходишь изредка, включаешь свое (надеюсь) умение смотреть спектакли… смотришь – и мысленно «подвинчиваешь на полвинтки» действие, сердясь на себя: какого… не смотрела спектакль раньше, когда он игрался так, как был задуман режиссером изначально?

И тем не менее – спектакль замечательный, и скрепляют его некоторые актеры, в нем играющие.
В частности, два Валерия – Сторожик (Пилат) и Анохин (Христос).
На себе они держат действие, на себя затачивают внимание – и, во многом благодаря их таланту, спектакль держится именно на уровне замечательного и рекомендуемого к просмотру.
Я не говорю, что плохи остальные – и вокал прекрасный, и двигаются неплохо, и взаимодействуют друг с другом достоверно, но – вот есть в спектакле два основных стержня, на них все и держится.

Конечно, основная тяжесть действия приходится на центральный персонаж, которого играет Валерий Анохин. Так что замечательно, что этот актер отрабатывает… нет –творит на сцене чудеса на все 150%, совершенно себя не жалея. Какая же мощная у актера энергетика, ею можно до краев налить и действие на сцене, и каждого человека в зале – «тысячи голодных, тысячи несчастных»…
***********

Что касается содержания постановки… Ну, в общем, это и рядом не лежало с собственно религиозной литературой (мне это, кстати, совсем не важно, даже и лучше… а уж моей девушке N. – тем более). От самого известного в мире сюжета взяты фрагменты канвы и имена. ИМХО – просто для того, чтобы не заморачиваться изданием либретто, объясняющим публике, кто есть кто и почему все именно так.

Театр не слишком скрывает, что действие может происходить в любое время и в любом месте: в ворота «древних стен Иерусалима» легко въезжает современный мотоцикл, а традиционные белые одежды Христа в финале превращаются в джинсы и кожаную куртку…

Все это расширяет частную историю жизни Христа, Марии Магдалины, Иуды, Пилата и проч. до истории космически всеобъемлющей (да, да, нечто подобное может происходить, да и происходит в любое время и в любом месте…).
Это история человека (по мне, не Богочеловека, а именно обычного, земного, сильного и одновременно слабого человека), который обогнал свой век. Обогнал не «на поколения четыре», а на тысячелетия.
Человека, обладавшего некой гениальной способностью; в данном случае – притягивать к себе людей и изменять их внутреннюю сущность.
Человека, четко осознающего не только свою «особость», но и свое положение «бездны мрачной на краю».
Человека, который и правда мог бы наполнить СОБОЙ «тысячи голодных, тысячи несчастных», но… те, у кого «нет и следа мысли в пустых лицах» просто не захотят наполниться: «Каждый раз я вижу, но никак не пойму, как он хочет всем дать, что дано одному?».

Да и – это самое окружение, близкое и дальнее…
Он – гений. А значит, он один, он всегда один… 
Потому что кому-то надо быть рядом, чтобы за счет сильного человека решить свои частные проблемы. Кому-то – дабы в светлом наиярчайшем ореоле и его, тускло-серого, стало заметно – а если и там не замечают, то надо выйти на первый план за счет крупноформатной подлости (кстати, Иуда и выделился: невоцерковленный человек вряд ли сможет перечислить ВСЕХ апостолов по именам… но его назовет всенепременно).
А что надо женщине? Тут все просто: «Тихий домик наш плющом увит, шепчут звезды нам слова любви. Засыпай, засыпай и забудь все печали свои» (ассоциативно: «…маленький домик, русская печка, пол деревянный, лавка и свечка и ребятишек в доме орава, вот оно счастье…»). И ничего тут сделать нельзя, ибо это и правда женское счастье… однако только женщина за него боролась до конца. И после конца – по-настоящему горевала.

А народ – те самые «тысячи голодных» - он либо безмолвствует, либо развлекается. Все равно чем: торжественно-красивым входом в Иерусалим (или любой другой город), проповедью из уст харизматичного человека, его публичным избиением, а лучше – распятием. Типа того, что – казнь, по окончанию танцы.
И очень хорошо, что торговцев изгнали из храма (совсем обнаглели, дерут с покупателей в три шкуры), но и радостно, когда торговцы туда вернулись (удобно же, рядом с домом… Храм? А что – храм… место как место, не лучше других).

Увы. Попытки гениев, освещенных и освященных божественным сиянием, раз за разом, тысячелетие за тысячелетием, будут терпеть фиаско. Хотя бы потому, что танцы веселее проповеди…
И только избранные могут жить, ничего не желая для себя, кроме неизбежного выпивания (выскабливания, вылизывания) другими до самого донышка, а потом – неизбежной смерти ради того, чтобы другие жили хоть немного более счастливо.
«Пускай ты умер. Но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету!»… Ах… если б так… Только и смерть твою будут продавать по кусочкам на протяжении тысячелетий, делая на этом хорошие деньги… И с энтузиастом затопчут идущих по твоему следу…

Вот такие печальные (исключительно мои личные) выводы после просмотра замечательного спектакля в Моссовета…

PS В зале театра, как всегда, душно… Но в первый раз я на себе почувствовала, что женщины на рассадке действительно хотят помочь (найти свое место, сесть получше), а не ставят своей основной целью унизить зрителя… Это мне так повезло? Или в Театре Моссовета что-то изменилось к лучшему?

Powered by GetSimple